Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат

В этой статье предпринимается попытка периодического анализа и осмысления хайдеггеровского учения о со-бытии с Другим (Mitsein), как оно представлено в "Бытии и времени", также его герменевтических импликаций. Концептуальную базу этого учения составляет ряд положений о бытии человека, которые нужно разглядеть, до того как обратиться конкретно к парадоксу со-бытия с Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат Другим. Более существенными из их представляются мне последующие:

1) "Суть вот-бытия (Dasein) заключается в его Zusein." (SZ, 42)1 Труднопереводимое слово "Zusein" представляет собой субстантивацию инфинитивного оборота "zu sein": бытие вот-бытия состоит в том, что оно (вот-бытие) "zu sein hat", "имеет быть"2. Но это означает, что вот-бытие никогда не Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат есть, не существует "полностью", его бытие - дело грядущего, оно только еще должно осуществиться. При этом это дело "препоручено" самому вот-бытию: "Вопрос экзистенции есть онтическое "дело" (Angelegenheit) вот-бытия." (SZ, 12) По другому говоря, экзистенция есть небытие вот-бытия, и вот поэтому она стает перед этим сущим как препорученная Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат ему задачка (быть, стать, выполнить свое бытие)3. Как следует, и само вот-бытие есть не-сущее: ему только еще предстоит осуществиться в качестве такого. Подчеркнем, что определение бытия вот-бытия в качестве задачки, стоящей перед этим сущим, является сущностным определением, стало быть, оно относится не к отдельным моментам Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат либо "фазам" существования вот-бытия, но ко всему его существованию в целом. А это, в свою очередь, значит, что бытийная задачка вот-бытия никогда не может быть решена совсем: экзистенция не может быть "готовым продуктом" активности этого сущего; так как вот-бытие есть, постольку перед ним стоит эта задачка, т Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. е. в его бытии сохраняется момент небытия, а само оно остается не-сущим.

2) Итак, вот-бытие относится к собственному существованию интенсивно, как к задачке ("вопросу экзистенции"). При всем этом принципиально подразумевать, что для самой экзистенции это отношение не является кое-чем наружным, но составляет ее внутреннее содержание. Отношение вот Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат-бытия к собственному бытию Хайдеггер определяет как "бытийное отношение" (Seinsverhaeltnis - SZ, 12), т. е. отношение, которое само составляет содержание 1-го из собственных "определений", а конкретно бытия. Потому экзистенция - не только лишь "предмет" бытийной (направленной на собственное бытие) активности вот-бытия, да и сама эта активность - сами "акты" в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат их животрепещущем выполнении; предмет и содержание бытийной активности вот-бытия феноминальным образом совпадают. Когда Хайдеггер сначала "Бытия и времени" гласит об экзистенции как онтическом "деле" вот-бытия, это можно считать подготовительной экспозицией заботы (о своем бытии), которая в предстоящем становится сущностным определением бытия этого сущего в целом (SZ, 192). Но определение Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат бытия некого сущего в качестве его заботы о собственном бытии значит тождество бытия как "предмета" заботы и самого животрепещущего воплощения последней: различие "предмета" и "акта" заботы оказывается менее, чем различием качеств 1-го и такого же - бытия этого сущего. Таким макаром, экзистенцию можно коротко найти как животрепещущее бытие - бытие, содержание Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат которого составляет направленная на него активность соответственного сущего; тогда само это сущее - вот-бытие - есть животрепещуще сущее. Другими словами, содержание экзистенции составляет экзистирование вот-бытия. (Этим обосновано терминологическое различение понятий "вот-бытие" и "человек": в эмпирических науках человек рассматривается как наличное сущее, бытие которого представляет собой не акт Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, но факт. Разумеется, что и в экзистенциальной аналитике под титулом "вот-бытие" предполагается человек, - но только постольку, так как он существует животрепещуще. - SZ, 11)

3) И в конце концов, содержание "бытийного дела" вот-бытия к собственному бытию - содержание экзистирования - Хайдеггер определяет как осознание (этим сущим собственного бытия). Необязательно, чтоб такое осознание выражалось в ясных Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат понятиях, и поболее того: оно может осуществляться не только лишь в модусе "постижения", да и в модусе "забвения" (SZ, 12), так как в экзистенциальном смысле забвение значит не просто "выпадение" из сферы внимания, но "активное" сокрытие вот-бытием от самого себя тех либо других событий собственного бытия, "нежелание Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат ничего знать" о их, что подразумевает само мало довольно ясное их осознание. Но в любом случае так как вот-бытие существует, постольку оно соображает свое бытие. И назад: в силу животрепещущего нрава собственного бытия вот-бытие всегда таково (существует так), каким оно себя соображает. Конкретно в этом смысле Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат Хайдеггер гласит об онтической специфике вот-бытия, которая состоит в том, что оно "онтологично", либо поточнее: существует онтологически - "ontologisch ist". (SZ, 12)

Их этих 3-х пт следует очень существенное для предстоящего анализа положение: бытие вот-бытия представляет собой трансцендирование4 этогосущего в пространстве "онтико-онтологической дифференции" (различия бытия и сущего). По правде, если Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат осознание как онтическое "качество" вот-бытия имеет онтологический статус (представляет собой само бытие), то в этом собственном акте вот-бытие перебегает границу, разделяющую бытие и сущее, - при этом сам этот переход, сама, если можно так выразиться, онтологичность онтического, выступает в качестве фундаментального конститутивного Априори как для ежедневного бытия вот-бытия Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, так и для всякого зания, и сначала - онтологического. "Априори в хайдеггеровском осознании, - пишет немецкая исследовательница И. Герланд, - коренится в людском вот-бытии как онтическом, и этим отличается от трансцендентального Априори у Канта и Фихте. Кант и Фихте с самого начала помещали трансцендентальное Я в той трансценденции по Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат отношению к онтическому, которая по Хайдеггеру в первый раз осуществляется средством перехода через границу сущего."5

4) Но ясно, что нужным условием существования вот-бытия как онтического "дела" этого сущего является его фактичность: "еще-не-бытие" как задачка подразумевает "уже-бытие" сущего, которому эта задачка препоручена. ("Уже" и "еще-не" сущность главные структурные Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат моменты заботы - SZ, 192.) "Вот-бытие экзистирует фактично." (SZ, 383) Для нашей темы значительно, что его фактичность раскрывается вот-бытию как заброшенность, т. е. так, что при всем этом остаются скрытыми "Woher und Wohin", "откуда и куда", генетический и телеологический смысл факта собственного существования (SZ, 134). Факт моего существования Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат ничего не гласит мне о том, как я должен существовать; мое экзистирование может быть потому только "эскизом", исходящим из моего же истолкования моей заброшенности, "заброшенным эскизом". Но выбирая одну из способностей истолкования своей фактичности и одну из способностей грядущего бытия, я, во-1-х, не могу "верифицировать" эти способности как единственно Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат "правильные" для меня, и во-2-х, никогда не могу воплотить их исчерпающим образом, "довести до конца". По другому говоря, экзистирование вот-бытия всегда осуществляется в открытойи многомерной перспективе осознания своей фактичности и проектирования собственного грядущего, в какой для каждого бытийного эскиза есть как другие способности, так и разнообразные Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат способности продолжения. Вот поэтому универсальной структурой фактичного экзистирования является выбор: как заброшенное, вот-бытие не имеет ни достоверных оснований для решения собственной бытийной задачки, ни данного заблаговременно ответа (телоса, который следует воплотить), оно может только выбирать и апробировать те либо другие варианты (эскизы). К этому следует добавить, что одним из сущностных определений Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат экзистенции является ее "принадлежность мне" (Jemeinigkeit - SZ, 42): мое существование осуществляю я сам. Но это означает, что базовым выбором вот-бытия является выбор меж способностями быть подлинно (eigentlich) и неподлинно, т. е. самим собой либо не самим собой. (SZ, 12) В конечном счете к этому выбору очевидно либо Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат неявно сводится всякий бытийный акт этого сущего.

В когнитивной проекции, правомерность которой обеспечивается определением бытия вот-бытия в качестве осознания, эти свойства экзистенции означают последующее: 1) Как еще-не-существующее, вот-бытие не может быть полностью прозрачным для своей рефлексии, потому изначальным модусом рефлексивного познания является не картезианская очевидность "cogito - sum", но Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат - вопрос о своем бытии. Либо: данность вот-бытию его бытия имеет не аподиктический, но проблематичный нрав. 2) Рефлексивное познание вот-бытия имеет экзистенциально-практический нрав, нрав выбора и реализации одной из способностей собственного бытия (неслучайно в приведенной выше цитате говорится "вопрос экзистенции", а не "об" экзистенции). Меж иным, это Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат относится и к теоретической экспликации структур, конституирующих собственное существование: "экзистенциальная аналитика в конечном счете укоренена в самой экзистенции (existenziell), т. е. онтически" (SZ, 13), и вероятна только как "радикализация присущей самому вот-бытию сущностной бытийной тенденции - тенденции ... осознания бытия." (SZ, 15) 3) Всякая подлинная познавательная деятельность осуществляется как трансцендирование, переход за рамки Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат фактичного (имеющегося налицо) познания, т. е. как проблематизация фактичного познания (соотв. самого бытия) и его осмысление в открытой перспективе когнитивных (соотв. бытийных) способностей. 4) В конце концов, заметим, что эта структура проблематично-практического трансцендирования является базисной структурой открытости для вот-бытия какого бы то ни было сущего, стало быть Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, главным Априори зания мира6.

Сейчас мы можем перейти к рассмотрению структур со-бытия с Другим. Сначала необходимо подчеркнуть, что со-бытие с Другим является одним из экзистенциалов, т. е. сущностно нужным моментом существования вот-бытия. Ошибочно мыслить, что поначалу существую я и кое-где рядом есть Другие, и только потом Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат я могу вступить в какое-либо отношение к ним либо воздержаться от этого: "Со-бытие есть неотчуждаемое определение собственного существования." (SZ, 121) Экзистенциалы понимаются Хайдеггером в трансцендентальном смысле - как Априори, конституирующие существование вот-бытия в целом и всякий отдельный его бытийный акт. Каким же образом осуществляется конститутивная функция интересующего нас экзистенциала Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат? По другому говоря, каким образом изначальное присутствие Другого в моем бытии получает для меня (снова же независимо от того, как я сам это осознаю) экзистенциальное значение?

Парадокс со-бытия с Другим полностью ясно просматривается уже в базовом выборе вот-бытия - выборе меж подлинностью и неподлинностью собственного существования. По правде, бытьподлинно Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат значит, как уже говорилось, быть самим собой, т. е. в согласовании с своей онтической сутью; в неподлинном же модусе я экзистирую не как я сам, но - как Другой. При всем этом последующие два происшествия имеют принципное значение. Во-1-х, суть вот-бытия заключается не в предикативном Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат содержании, которое определяется вопросом "что есть это?" ("Wasgehalt"), но, как уже говорилось, в "Zusein" - "в том, чтоб существовать, и исключительно в этом"7; потому подлинность бытия этого сущего заключается в ясном осознании собственного "можествования быть" (Seinkoennen), в осознании препорученности его бытия ему самому, словом, в осознании бытийного статуса своей особенности. "Бытие есть трансценденция Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат в самом ординарном смысле. Трансценденция бытия вот-бытия отличается тем, что в ней заложена возможность и необходимость радикальнейшей индивидуации." (SZ, 38) Итак, конкретно в этой бытийной индивидуации, в становлении само-бытия заключается подлинность существования вот-бытия, тогда как неподлинность есть собственного рода отказ от собственного экзистирования в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат пользу Другого, "перепоручение" Другому собственного бытия, что имеет следствием свою "безликость" (Man). (Кроме этого неподлинность подразумевает онтифицирующее самоистолкование вот-бытия, т. е. забвение им своей "онтологичности" и осознание собственного бытия по типу бытия наличного внутримирового сущего.) Во-2-х, подлинность и неподлинность сущность равноправные конституенты существования вот-бытия, выполняющие свою конститутивную функцию в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат каждый его момент, так что, например, "преодоление" неподлинности нереально, ну и сама постановка таковой задачки была бы глупой (стало быть, снова же неподлинной); подлинность бытия есть не отсутствие неподлинности, но осознание вот-бытием собственного бытия в качестве выбора меж этими полярными модусами, которые сущность его собственные способности. Равным Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат образом и напротив: неподлинность есть не отсутствие подлинности, но только забвение (в обозначенном выше смысле) вот-бытием этого выбора.

Трактовка сути вот-бытия как индивидуации, осуществляемой им самим в его экзистировании, подводит экзистенциальную базу под древнейшую максиму: "Стань тем, кто ты есть!" (SZ, 145) При всем этом динамическое осознание соотношения сути Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат вот-бытия и его существования, исходящее из тезиса о конститутивном "равноправии" модусов подлинности и неподлинности, имплицирует "обратную сторону" этой максимы, которую можно было бы сконструировать так: "Перестань быть тем, кто ты не есть!" - перестань быть Другим. Таким макаром, уже базовый выбор вот-бытия, так либо по Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат другому осуществляемый во всяком его экзистенциальном акте, представляет собой собственного рода "внутреннююкоммуникацию", внутренний спор вот-бытия как "самости" (Selbst) и как "безликости". Подчеркнем снова, что этот спор в принципе не может быть завершен: "Подлинное само-бытие (Selbstsein) ... есть онтическая (existenzielle) модификация безликости как сущностного экзистенциала." (SZ, 130) Как модификация неподлинности, подлинность Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат всегда "содержит" ее внутри себя, и напротив.

Но этот "внутренний" спор вероятен исключительно в горизонте "наружной" коммуникации. По правде, коль скоро неподлинное бытие есть бытие "в качестве" Другого, оно может быть только как пере-поручение Другому заботы о моем бытии, либо, что то же, как принятие "чужеродных" бытийных проектов в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат качестве моих собственных. "Мы смакуем что-то и наслаждаемся кое-чем, как все люди, мы читаем, смотрим картины и судим о литературе и искусстве, как это принято; но мы и стремимся отделиться от толпы, как это делается обычно..." (SZ, 126f) В этом смысле присутствие Другого, при этом не в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат смысле обычного пребывания рядом, но как его роль в моем своем бытии, оказывается сущностно нужной конституентой экзистирования - уже поэтому, что Другой является "источником" обезличивающих проектов моего существования (естественно, эти проекты становятся обезличивающими не в силу "безвыходной неподлинности" Другого, но только постольку, так как я перенимаю их "некритически", не Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат испытывая на сопоставимость с моей индивидуальностью; обезличивающей для меня полностью может стать подлинная бытийная возможность Другого). Но это означает, что Другой очевидно либо неявно находится также в онтической модификации безликости, именуемой подлинным само-бытием, как следует, со-существование с Другим оказывается неотчуждаемым моментом индивидуации вот-бытия; внутреннее напряжение фундаментального выбора Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат вот-бытия осуществляется в форме "наружного" конфликта его само-бытия и его неподлинной "подчиненности" (Botmaessigkeit - SZ, 126) Другим. Г. Фигаль именует это "борьбой (с Другими за само-бытие - Е. Б.) в ситуации нестабильной свободы"8. Видимо, неподлинное со-бытие с Другим можно найти как форму трансцендирования вот-бытия, в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат какой гетерогенное оказывается имманентным. Подлинный же модус этого экзистенциала значит, напротив, осознание вот-бытием трансцендентности бытия Другого, т. е. его самобытности. В таком осознании бытие Другого стает пред нами как его собственная забота, как бытие, в собственной проблематичности схожее моему собственному бытию, но препорученное Другому в его инаковости (SZ, 122), стало быть Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, подлинность со-бытия значит осознание трансцендентности гомогенного (необходимо ли гласить, что и такое осознание есть форма трансцендирования).

Тут мы можем зафиксировать принципную особенность хайдеггеровского осознания со-бытия с Другим, контрастно отличающую его от теории интерсубъективности Гуссерля (я имею в виду только "Картезианские размышления"). Она состоит в том Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, что для Хайдеггера первичный опыт Другого представляет собой не столкновение с чуждым, непознаваемым в смысле противоборства сфере имманентного, сфере моего Я, - но одно из измерений онтико-онтологического трансцендирования вот-бытия, которое осуществляется в форме фундаментального выбора, стало быть, в форме конфликта собственных и чужеродных бытийных способностей. В таком осознании Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат со-бытия с Другим с самого начала "снимается" оппозиция имманентного и непознаваемого в качестве начальной предпосылки осмысления этого парадокса: как опыт "собственного", так и опыт "чужого", взятые сами по для себя, оказываются вторичными модификациями изначального опыта трансцендирования сущего "к" бытию (Zu-sein). Соответственно, процедура "вчувствования", которая в феноменологии Гуссерля выступает в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат качестве вторичного связывающего звена меж вначале разбитыми сферами имманентного и непознаваемого, для Хайдеггера оказывается менее, чем "привативным модусом" со-бытия с Другим (SZ, 124) - подобно тому как отсутствие Других, одиночество и пр. сущность привативные модусы общения.

Итак, со-бытие с Другим как конститутивное взаимодействие вот-бытия и Другого осуществляется в форме Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат обмена бытийными способностями, в итоге которого я усваиваю, делаю своими методы бытия Других и напротив. В "Бытии и времени" можно различить два "измерения" этого процесса: коммуникативное и герменевтическое. 1-ое представляет собой фактически общение ("бытие вместе", Miteinandersein) меж современниками, 2-ое - историческую традицию и ее осознание включенным в нее Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат вот-бытием, т. е. герменевтический акт. 2-ое измерение настолько же универсально, как и 1-ое: существование вот-бытия настолько же невообразимо вне исторического горизонта, как и вне горизонта общения. Остановимся на этом парадоксе. В первом приближении историчность существования вот-бытия можно, видимо, найти как собственного рода расширение временных пределов его существования Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат в горизонте со-бытия с Другим. Что это означает? Выше было отмечено, что забота как бытие вот-бытия в целом представляет собой единство фактичности и экзистирования (заброшенности и проективности). Последние имеют ясно выраженный временной нрав, и их единство осуществляется как экстатическое движение "забегания вперед" (Vorlaufen), предвосхищения собственного грядущего бытия в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат эскизе - и "возвращения вспять" (Zurueckkommen), к собственной фактичности, т. е. к той определенности собственного бытия, которая есть уже, "de facto". Но временность существования вот-бытия, осуществляемая в форме экстатического взаимодействия фактичности и проективности, имеет свои "пределы", именуемые рождением и гибелью. Конкретно рождение и погибель конституируют включенность вот Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат-бытия как временного сущего в горизонт исторической традиции, т. е. герменевтическое измерение со-бытия с Другим. Потому сейчас следует сейчас детальнее разглядеть их структуру и конститутивные функции.

Рождение в экзистенциальном смысле Хайдеггер строго отличает от того одномоментного онтического действия, которое именуется так в обыденной речи. Рождение - не момент ушедшего Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат в небытие прошедшего, но экзистенциальная структура, "действующая" постольку, так как вот-бытие существует. (SZ, 374) Онтологический смысл рождения состоит в том, что вот-бытие в собственном экзистировании повсевременно имеет дело с определенным набором бытийных способностей, которые не были "наброшены" этим вот-бытием, но были унаследованы им от Других, - по другому говоря, в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат том, что вот-бытие включено в историческую традицию, при этом так, что эта включенность оказывается конститутивным основанием по отношению к каждому его экзистенциальному акту. В этом смысле рождение вправду представляет собой предел своей фактичности вот-бытия, так как набор унаследованных ("обычных") бытийных способностей является начальным, начальным Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат "материалом" для проектирования собственного бытия. Естественно, вовлекая мою фактичность в структуры собственного экзистирования, "ассимилируя" ее, я тем ее преобразую и создаю базу для новых экзистенциальных проектов и, может быть, для экзистирования Других. Но унаследованная фактичность всегда остается конкретно начальным, базисным "слоем" моей фактичности в целом, а означает, универсальным Априори моего существования. Как Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат лицезреем, экзистенциальная структура рождения полностью изоморфна рассмотренному выше парадоксу присутствия чужеродных бытийных проектов в моем бытии, с той только различием, что в случае рождения эти проекты не ассимилируются мною "в процессе" моего экзистирования, но находятся в нем вначале в качестве предельного уровня его фактичности. Просто говоря, я не Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат выбираю мое рождение, но только осмысливаю его (что, вобщем, тоже подразумевает определенный выбор, а конкретно выбор истолкования).

Разглядим подлинный модус рождения как герменевтического дела вот-бытия к унаследованной им традиции. Это отношение можно найти как ясное осознание вот-бытием традиции в качестве унаследованного базиса его собственного существования. Такое осознание Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат содержит в себе последующие моменты: 1) Осознание вот-бытием своей временности - не непременно, естественно, в форме понятийной артикуляции ее структур, в большинстве случаев это осознание осуществляется как онтическая "решимость" (Entschlossenheit - один из главных определений "Бытия и времени") к принятию своей заброшенности и задачки быть самим собой. Фактически, это Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат есть не что другое как подлинная открытость вот-бытию его собственного бытия. 2) Осознание экзистенциального содержания самой традиции, т. е. осознание ее не в качестве "нагой" инфы, но конкретно в качестве способностей быть, наброшенных и реализованных Другими, словом, в качестве "вот-бывшего" (Dagewesenes). 3) Отношение к традиции как к важной для меня, для моего Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат собственного существования. "Чем более подлинно открыто для себя вот-бытие, ... тем паче определенным и целеустремленным (unzufaelliger) становится избирательный поиск его экзистенции." (SZ, 384) Но этот поиск значит сначала осмысливающее возвращение к своей фактичности и к "наследству, которое воспринимает вот-бытие как заброшенное." (SZ, 383) В свою очередь значимость унаследованных от Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат Других бытийных способностей для моего собственного экзистирования значит, что мое отношение к этим способностям представляет собой их "повторение" (SZ, 385) в моем своем экзистировании. Но повторение, будучи конкретно подлинным отношением к традиции, ни в коей мере не равно механическому проигрыванию, "дупликации" вот-бывшего в экзистировании вот-бытия. Повторение - в отличие Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат от подражания - подразумевает сначала возможность "возражения" (Erwiderung) повторяемому бытийному проекту, возможность его модификации в горизонте собственного бытия, в конце концов, возможность отторгнуть его как для меня неприемлемый, - выше было отмечено, что подлинность со-бытия с Другим базирована на осознании особенности существования. Но в любом случае собственное "критичное Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат" (в смысле разграничения личных бытийных горизонтов) отношение к той либо другой бытийной способности нереально без ее усвоения, т. е. вовлечения в "контекст" собственного экзистирования. (В скобках отметим, что гадамеровское понятие аппликации как 1-го из главных структурных моментов герменевтического процесса по своим функциям полностью изоморфно хайдеггеровскому понятию повторения9.)

Из таковой трактовки подлинного Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат-понимающего дела вот-бытия к традиции вытекает ряд увлекательных следствий для исторической герменевтики. 1) Осознание традиции как отношение вот-бытия к "вот-бывшему Другому" по собственному бытийному смыслу не может быть ничем другим как "рецепцией" вопроса, ибо "предметом" осознания является тут существование вот-бытия, экзистенция, но сначала статьи было показано, что Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат осознание экзистенции носит сущностно проблематичный нрав. Осознание своей экзистенции составляет содержание всякого экзистенциального проекта, как следует, всякий экзистенциальный проект в конечном счете представляет собой постановку вопроса о своем бытии. Но если так, то и подлинное осознание вот-бывшего, будучи повторением некоего бытийного проектав своембытии, eo ipso оказывается проблематичным, т Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. е. осознанием вопроса, который был в этом проекте "воплощен". 2) Всякий бытийный проект существует в открытом горизонте других способностей и способностей продолжения. Потому подлинное осознание традиции есть в то же время раскрытие понимающим такового горизонта, либо, само мало, постановка вопроса о нем. Подлинность осознания вот-бывшего исключает представление о Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат понимаемом "предмете" как о замкнутом внутри себя смысловом содержании. 3) Так как понимающее вот-бытие подлинноповторяет понимаемую бытийную возможность как значимую себе, вовлекает ее в место собственного, личного существования, постольку оно фактически производит продолжение этой способности, либо какую-либо ее модификацию, либо же считает ей кандидатуру. В этом смысле Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат подлинное историческое осознание оказывается не столько познанием "о" предмете, сколько продолжением бытия этого "предмета", коль скоро оно (в этом случае - бытие вот-бывшего) по собственному существу есть трансцендирование. Как понимаемое Другим, вот-бывшее продолжает трансцендировать, т. е. быть таким, каково оно есть (сейчас уже не в прошедшем времени Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат). С другой же стороны, подлинное осознание вот-бывшего подразумевает также трансцендирование самого понимающего, так как при всем этом он повторяет бытийную возможность Другого. 4) Отсюда следует онтологическое значение исторического осознания, эаключающееся в том, что и сама история как универсальное место совместного трансцендирования вот-бытия и вот-бывшего осуществляется, обретает бытие Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, в процессе исторического осознания. Вобщем, несложно созидать, что в конечном счете это событие обосновано начальным определением бытия вот-бытия в качестве осознания этим сущим собственного бытия. (Как понятно, онтологический нрав исторического осознания фиксируется также в гадамеровской концепции "действенно-исторического сознания", а черта герменевтического процесса в качестве совместного бытийного трансцендирования Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат понимающего и понимаемого - в его тезисе о положительном значении временного отстояния и предрассудков).

Сейчас разглядим хайдеггеровское осознание парадокса погибели. Как и рождение, погибель в экзистенциальном смысле представляет собой не онтическое событие, относящееся к еще не наступившему будущему, но экзистенциальную возможность, а конкретно "возможность не быть более в мире" (SZ, 250), которой Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат вот-бытие "располагает" - снова же как собственной своей - всегда, в каждый момент собственного существования. Бытийное значение этой способности для вот-бытия заключается в том, что она, как будто по контрасту, "высвечивает" для вот-бытия его альтернативную возможность - возможность быть, при этом конкретно как его свою, препорученную ему возможность. Если Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат рождение как фактичность, "полагаемая" Другими, есть предел своей фактичности вот-бытия, то в погибели вот-бытию раскрывается предельное основаниепроективности его существования, т. е. его "можествование быть" как таковое. Из нескольких черт, которые Хайдеггер дает погибели, для нашей темы более существенна последующая: погибель определяется Хайдеггером как возможность, "безотносительная" (unbezueglich Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат) к существованию Другого, "отъединяющая" (vereinzelnd) вот-бытие от Других и замыкающая его в своей единичности. "Ошибочно мыслить, - пишет Хайдеггер, - что погибель только безразличным образом "принадлежит" отдельному вот-бытию: погибель притязает на вот-бытие как единичное (einzelnes)." (SZ, 263) По другому говоря, погибель есть возможность вот-бытия, препорученная только только ему самому, и поболее Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат того: погибель открывает для вот-бытия исключительную препорученность ему его существования в целом - и поэтому исключает какое бы то ни было отношение к Другому.

Таким макаром, мы лицезреем существенное расхождение в хайдеггеровской трактовке 2-ух "пределов" временности вот-бытия: если рождение есть полностью и на сто процентов обращенность к Другому Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат - к вот-бывшему, - то погибель, напротив, значит, если можно так выразиться, нейтрализацию экзистенциала со-бытия с Другим; как "рождающееся" (gebuertiges), вот-бытие заинтересовано в вот-бывшем, в унаследованной фактичности, но как бытийствующее к погибели - "флегмантично" по отношению к бытию, выскажемся так, следующих поколений. Рождение есть граница для перехода - для Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат трансцендирования, в каком временная протяженность собственного экзистирования расширяется в направлении бывшего; погибель же оказывается границей, исключающей трансцендирование в направлении грядущего. (В "Бытии и времени" даже нет специального термина для обозначения Другого-будущего; со-бытие с Другим в историческом нюансе рассматривается Хайдеггером только как отношение вот-бытия Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат к вот-бывшему.) Так, Л. Ландгребе, комментируя Хайдеггера, пишет: "То, что произойдет после погибели, самому умирающему может быть индифферентно, но не Другим. Для Других следы его существования пребудут "вот" (погибший станет для Других "вот-бывшим" - Е. Б.) и станут конституентами их своей фактичности, фактичных границ их мира и их способностей."10 В Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат связи с этим встает вопрос: вправду ли отношение вот-бывшего и вот-бытия является таким однобоким; может быть ли, чтоб "заинтригованность" вот-бытия в традиции (ее экзистенциальная значимость для вот-бытия) не имела бы собственного эквивалента во "встречной" заинтригованности вот-бытия в бытии потомков? Либо на языке герменевтики: является Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат ли история монологом реального, интерпретирующего прошедшее, которому эта интерпретация безразлична, - либо же их диалогом, в каком прошедшее имеет свой глас?

По суждениям концептуальной симметрии мне охото представить последнее. Вправду, выше было показано, что подлинное повторение вот-бытием той либо другой бытийной способности, унаследованной от вот-бывшего, значит не только Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат лишь расширение горизонта существования этого вот-бытия, да и продолжение существования вот-бывшего, которое таким макаром становится реальным, "вживе" присутствующим на данный момент (в российском языке подлинное чревато реальным). Но бытие вот-бытия есть забота о своем бытии, либо, говоря словами Киркегора, это сущее заинтересовано в своем бытии Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. С другой стороны, как уже говорилось, "вопрос экзистенции" никогда не может быть решен совсем тем сущим, перед которым он стоит. Если так, то может ли вот-бытие не быть заинтересованным в продолжении собственного бытия в дальнейшем, в перспективе, которая раскрывается для тех либо других его бытийных проектов в итоге их Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат повторения будущим вот-бытием? Если в моем "акте" повторения фактичность Другого становится моей своей фактичностью, то не означает ли это, что мой бытийный проект, исходящий из этой фактичности, в свою очередь становится своим проектом Другого? Бытие вот-бывшего есть мое прошедшее, - но тогда мое бытие должно быть его будущим?

В Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат данном случае, разумеется, парадокс погибели должен обрести значительно новое содержание. А конкретно: если рождение (как структура моего бытия) открывает мне присутствие, со-участие в моем бытии Другого (вот-бывшего), либо бытие Другого (бывшего) для меня, то погибель как симметричная структура должна быть обращенностью вот-бытия к Другому (будущему Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат), моим своим бытием для Другого. Тогда "бытие к погибели" оказывается модусом экзистирования, в каком вот-бытие само осознает свои бытийные проекты как вопрос, обращенный к Другому, и как адресованное Другому приглашение к осмыслению этого вопроса в его своем горизонте. Как бытийствующее к погибели, вот-бытие неким образом "рассчитывает" на Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат Другого (грядущего), который должен в собственном своем бытии (либо поточнее: своим своим бытием) "расширить" его бытийную перспективу. Естественно, это "расчет" не на обычное проигрывание ("бальзамирование") его бытия, но конкретно на его "эффективное" продолжение, т. е. повторение в хайдеггеровском смысле. В герменевтических определениях это означало бы последующее: как рождающееся, вот Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат-бытие существует методом аппликативного истолкования унаследованной традиции; как бытийствующее к погибели, вот-бытие "набрасывает" свое бытие в качестве герменевтического послания, обращенного к Другому и требующее истолкования в ином смысловом горизонте.

Намеченная тут попытка переосмыслить экзистенциальный концепт погибели в его отношении к экзистенциалу со-бытия с Другим представляется Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат мне продуктивной сначала в плане осознания парадокса речи. Вправду, в § 34 "Бытия и времени" Хайдеггер пишет: "Всякая речь о кое-чем, будучи сообщением, в то же время имеет нрав самовыражения (Sichaussprechens). Говоря, вот-бытие вы-сказывает себя... Сообщение фактичных экзистенциальных способностей, т. е. раскрытие экзистенции, может стать специальной целью "поэтической Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат" речи." (SZ, 162) В этом пассаже остается неясным, связаны ли самовыражение и сообщение сущностным образом, либо они сущность независящие друг от друга свойства речи. В первом случае - принимая во внимание тот факт, что сообщение всегда имеет адресат, - всякая речь оказывается не просто выражением собственного существования, но - его манифестацией для Другого. Тогда подлинное Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат бытие к погибели должно быть полностью безгласным? И не может быть выражено даже в поэзии? Не думаю, что Хайдеггер согласился бы с этим. (Довольно вспомнить, что в собственном анализе погибели Хайдеггер ссылается на повесть Толстого "Погибель Ивана Ильича", ну и само "Бытие и время" - что это, если не Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат текст?) Означает, речь как сообщение обращена к Другому, как самовыражение - только только к самому говорящему? Но как тогда осознавать парадокс публикации?

Не считая того, такое - "симметричное"11 - осознание рождения и погибели значительно расширяет герменевтические способности экзистенциальной аналитики, так как делает ее открытой для парадокса герменевтического диалога (сначала я имею в виду, естественно Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, герменевтику Х.-Г. Гадамера). По правде, диалогичностьв толковании традиции обоснована, по Гадамеру, единством 2-ух главных конституент герменевтического процесса, которые на 1-ый взор кажутся несопоставимыми - аппликативности иобъективности. (Естественно, вот-бывшее - не объект в смысле некого предикативного единства, имеющегося вне герменевтического акта и независимо от него; потому в этом случае объективность Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат значит не раскрытие предикативного содержания "предмета", а быстрее то, что предполагается в германском "Sachlichkeit": внимательное, почтительное "проникновение" в "предмет".) Но если принять в суждение, что, скажем, некий текст, будучи артикуляцией определенного экзистенциального проекта, тем оказывается посланием к Другому - конкретно к Другому, который в силу собственной инаковости не может осознать Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат его конкретно, без его истолкования в собственном горизонте, - то становится понятно, что объективность в отношении к этому тексту вероятна исключительно в форме его аппликации. (В конце концов, если б текст не был адресован Другому и предназначен для интерпретации Другим, то последняя просто-напросто уподобилась бы вскрытию Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат приватных писем либо захвату чужого гардероба.) "Осознание, - пишет Гадамер, - начинается с того, что нечто к нам обращается."12

И очередное герменевтическое приложение. Если вспомнить, что всякий бытийный проект существует в многомерном пространстве вероятных альтернатив и продолжений, то становится понятным один из самых интригующих постулатов герменевтики Гадамера, согласно которому разные (в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат предельном случае - противоречащие друг дружке) интерпретации 1-го и такого же текста могут быть в одинаковой мере истинны, а означает, беспристрастны13. Разумеется, дело в том, что герменевтическая правда зависит не от апофантического содержания той либо другой интерпретации, но только от наличия либо отсутствия в ней взаимодействия бытийныхгоризонтов интерпретатора и создателя Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. При всем этом можно ничего не поменять в классическом определении правды как adaequqtio intellectus et rei: настоящее осознание текста значит осознание его таким, каковой он есть - в его бытии. Но в собственном бытии текст представляет собой артикуляцию некого бытийного проекта; проект же есть форма трансцендирования вот-бытия в пространстве Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат со-бытия с Другим, - потому настоящее осознание текста значит не экспликацию его апофантического содержания, но конкретно интерпретацию, т. е. раскрытие горизонта для вероятных его смысловых трансформаций. Либо так: настоящее осознание есть экспликация внутренней, присущей самому тексту интенции трансцендирования, что может быть только в форме аппликации смыслового горизонта понимаемого текста на Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат свой горизонт понимающего, т. е. в форме интерпретации. При всем этом в силу многомерности экзистенциального места горизонты создателя и интерпретатора могут "соприкасаться" в различных измерениях, что и выражается в апофантическом обилии интерпретаций 1-го и такого же текста. Но обращаться к различным собеседникам по-разному - с различными словами - полностью естественно, и Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат нет никаких оснований считать, что воззвание к Другому, именуемое преданием, составляет в этом смысле исключение: как послание к Другому, предание герменевтически "поливалентно". Потому герменевтическая объективность значит не нацеленность на эталон самотождественной правды, но свой ответ интерпретатора на то воззвание к его особенности, которое являет собой интерпретируемый текст. Словом Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат, единственным и полномочным гарантом герменевтической правды является диалогичность осознания. (Пожалуй, нелишне будет отметить, что идет речь только о том, как вероятна правда; я не касаюсь тут более тяжелых вопросов типа: Как добиться правды? Как отличить правду от заблуждения? и т. д.)

Все произнесенное о со-бытии с Другим можно резюмировать в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат последующих положениях: 1) Со-бытие с Другим понимается в экзистенциальной аналитике Хайдеггера как обмен бытийными способностями - взаимопроникновение бытийных горизонтов, являющееся одним из универсальных методов трансцендирования вот-бытия в онтико-онтологическом измерении. 2) Этот обмен, как и всякий экзистенциальный акт вот-бытия, осуществляется или в модусе подлинности, или в модусе неподлинности Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. В первом случае результатом такового обмена является осознание вот-бытием бытийной особенности Другого в ее отличии от своей; стало быть, подлинное со-бытие с Другим оказывается формой индивидуации как сущностной тенденции экзистирования. Во 2-м случае вот-бытие средством этого обмена "нивелирует" свою само-бытность, перепоручая свою бытийную Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат задачку Другим и "заимствую" у Других бытийную задачку себе. 3) Экзистенциал со-бытия с Другим является также базисной структурой историчности вот-бытия, так как последняя представляет собой повторяющее (аппликативное) отношение к бытию Другого (вот-бывшего). 4) Но ассимметричная трактовка Хайдеггером конститутивных функций рождения и погибели делает герменевтическое отношение вот-бытия к Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат вот-бывшему однобоким: как рождающееся, вот-бытие обращено к вот-бывшему, которое, как бытийствующее к погибели, замкнуто внутри себя самом. 5) Это приводит, с одной стороны, к неясности относительно экзистенциального смысла парадокса речи, с другой же стороны - исключает возможность герменевтической правды как правды беспристрастной. С соответствующей сдержанностью предложенная тут попытка переосмысления экзистенциального парадокса Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат погибели в качестве обращенности моего бытия к Другому имеет целью выявить продуктивные способности самой экзистенциальной аналитики в плане решения этих заморочек. Не считая того, одним из "побочных эффектов" этого переосмысления является раскрытие способности для концептуальной "адаптации" экзистенциальной аналитики к принципам (поточнее, базисным интуициям) диалогической герменевтики Гадамера Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат.

В заключение попробую прояснить формулу, вынесенную в заголовок. В хайдеггеровском осознании судьба значит единство подлинного рождения и подлинной погибели, т. е. открытость для вот-бытия временности его существования в целом, включая ее конститутивные пределы. Такая открытость осуществляется самим вот-бытием как осмысливающее свою фактичность можествование быть самим собой, т. е Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. как "проекция" бывшего в будущее. Последняя же есть не что другое как экзистенциальный "механизм" истории. "Только подлинная временность, которая в то же время конечна (т. е. конституирована рождением и гибелью как ее пределами - Е. Б.), делает вероятным таковой парадокс, как судьба, т. е. подлинная историчность." (SZ, 385) Потому подлинная временность - судьба - в Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат то же время подразумевает конкретное осознание и эффективное воплощение вот-бытием исторических пределов его существования. Тут я желаю показать еще одну делему, связанную с хайдеггеровским осознанием бытия к погибели как модуса экзистирования, в каком элиминируется какое бы то ни было отношение к Другому.

Это неувязка непрерывности истории Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. Удивительно, что трактуя темпоральный экстаз "забегания вперед", т. е. обращенность вот-бытия к будущему, в качестве первичной конститутивной структуры историчности (SZ, 385), Хайдеггер в то же время ограничивает его в рамках собственного (личного) грядущего вот-бытия, и тем практически закрывает для личного экзистирования перспективу предстоящего продолжения истории (традиции) - "на той Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат стороне" погибели (т. е. собственного можествования быть). В экзистировании каждого отдельного индивидума история стает только исключительно в качестве бывшего, которое в повторении становится будущим (и только потому существует в качестве бывшего на данный момент - в этом и состоит конститутивный примат грядущего по отношению к истории), но - только этого индивидума. Как Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат рождающееся, вот-бытие повторяет бывшее и тем результативно продолжает традицию, - но безотносительность бытия к погибели делает собственное существование этого вот-бытия вроде бы конечным пт исторического движения. Т. е. история, естественно, длится и далее, - но только за счет не полностью законных "вторжений" потомков в безотносительное уединение протцов. И Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат каждое новое поколение "не проектирует" продолжения истории, наслаждаясь только "внедрением" исторически бывшего для построения собственного, чисто "приватного" грядущего. В этом смысле история, как она вправду осуществляется в бытии вот-бытия, оказывается совершенно точно прошедшим, хотя существует только в повторяющей проекции на собственное будущее вот-бытия.

Но если осознавать погибель как было Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат предложено выше - в качестве обращенности вот-бытия к будущему в герменевтическом измерении со-бытия с Другим, - то рождение и погибель становятся симметричными по своим функциям конституентами вот-бытия как трансцендирующего сразу в 2-ух "направлениях": к бывшему и будущему. Будучи пределами временности вот-бытия, они в одинаковой мере Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат оказываются пределами для перехода, если можно так выразиться, определениями транс-терминального существования. И тогда судьба сущностным образом оказывается диалогом с Другими, включающим в себя как "восприятие" и повторение вот-бытием адресованного ему послания Другого-бывшего, так и "набрасывание" собственного бытия в качестве послания Другому-будущему. В единстве этих ее качеств Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат судьба, таким макаром, становится реальным продолжением истории, воплощением ее непрерывности в личном существовании. Думаю, что двуединство судьбы как, во-1-х, рождения "тут и сейчас" и, во-2-х, как судьбы "посмертной" является достаточной феноменальной основой для предложенной тут структурной трактовки этого экзистенциала.

Примечания

Тут и дальше знаками "SZ Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат" обозначается последующее издание: Heidegger M. Sein und Zeit. Tuebingen, 1986.

На полях первого издания "Бытия и времени" Хайдеггер сделал последующую пометку к слову "Zusein": "тот факт, что оно "имеет" быть; определение!" (SZ, 440)

"Вот-бытие есть сущее,... для которого в его бытии дело идет (es geht um) о самом этом бытии." (SZ, 12) Фр.-В Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. фон Херрман объясняет это положение последующим образом: "То, о чем для меня "идет дело", есть задачка, которую я стараюсь решить." - Herrmann Fr.-W. Hermeneutische Phaenomenologie des Daseins. Eine Erlaeuterung von "Sein und Zeit". Bd. I. "Einleitung: die Exposition der Frage nach dem Sinn von Sein". Frankfurt/M., 1987, S Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. 104.

В Лекционном курсе 1928 г. "Главные препядствия феноменологии" Хайдеггер произнесет: "В философии принято считать, что непознаваемое - это предметы, вещи. Но вначале непознаваемое, т. е. то, что трансцендирует, - это не вещи в отношении к вот-бытию: непознаваемое в серьезном смысле - это само вот-бытие." - Heidegger M. Gesamtausgabe, Bd. 24, Frankfurt Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат/M., 1980, S. 230.

Goerland I. Transzendenz und Selbst. Eine Phase in Heideggers Denken. Frankfurt/M., 1981, S. 15.

В лекционном курсе 1925г. "Пролегомены к истории понятия времени" Хайдеггер определяет заботу, а именно, как изначальный смысл и фундирующую базу интенциональности вообщем, т. е. открытости для вот-бытия какого бы то ни было сущего. (Gesamtausgabe, Bd Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат. 20, Frankfurt/M., 1982, S. 420)

Там же, S. 152.

Figal G. Selbstverstehen in instabiler Freiheit. Die hermeneutische Position M. Heideggers. In: Hermeneutische Positionen: Schleiermacher - Dilthey - Heidegger - Gadamer. Goettingen, 1982, S. 108.

"Во всех случаях правильно, что тот, кто соображает, осознает себя, проецирует себя на собственные способности." - Гадамер Х.-Г. Правда и способ. М Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат., 1988, стр. 312.

Landgrebe L. Faktizitaet und Individuation. Studien zu den Grundlagen der Phaenomenologie. Hamburg, 1982.

Фактичность - экзистенция. Заброшенность - рисунок. Бывшее - будущее. Рождение - погибель. Повторение (аппликация) - самовыражение (послание).

Правда и способ, стр. 354.

Вобщем, Гадамер не высказывает это положение эксплицитно, но оно с очевидностью следует из его определения сущностной задачки герменевтического усилия Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат в качестве "слияния горизонтов" создателя и интерпретатора. (Правда и способ, стр. 363) Это означает, что конкретно в таком содействии и взаимопроникновении горизонтов заключается хороший результат осознания - его беспристрастная правда. Но эмпирически явное обилие культурных горизонтов и направлений их исторического развития обусловливает также обилие аппликативных позиций в отношении к тому либо иному Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера - реферат тексту; в свою очередь различие аппликативных позиций обусловливают различие "точек соприкосновения" горизонтов создателя и интерпретатора, а означает, и различие

Борисов Е. Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера



didakticheskie-igri-i-uprazhneniya-na-zakrepleniya-prostranstva.html
didakticheskie-igri-kak-sredstvo-razvitiya-professionalno-znachimih-kachestv-budushego-uchitelya-tehnologii-kursovaya-rabota.html
didakticheskie-igri-po-formirovaniyu-matematicheskih-predstavlenij.html